Симулированному пациенту аплодировать стоя!

by asonkina

В прошедшие выходные, 14-15 мая 2016, мы провели первый «открытый» двухдневный курс по навыкам общения для врачей. Под «открытым» имеется в виду такой курс, на который мог попасть кто угодно, что называется, «с улицы». Раньше у нас были только «корпоративные» клиенты, то есть группы, собранные организациями из своих сотрудников.

Мы долго ждали этого, и ожидание себя полностью оправдало. Это была, пожалуй, лучшая группа за всю историю проекта, поскольку пришли только люди, точно знающие, что хотят чему-то научиться. Это определило настрой и атмосферу, которые были идеальными для учебного процесса. Когда люди открыты и мотивированы, ты сам как преподаватель даешь и получаешь больше.

Отдельно хочу рассказать о блестящей работе симулированного пациента в завершающей части этого курса. Многие у нас в стране пока недооценивают роль этих людей в обучении коммуникациям, но я уверена, что если бы они видели работу Назира Боттаева, одного из участников нашего проекта, они бы пересмотрели свое отношение.

За 10 минут до окончания курса, в ходе работы над темой сообщения травмирующей информации пациентам, один из участников — студент последнего курса медицинского университета — попросил отработать сценарий, в котором он должен был бы сообщить отцу о смерти его ребенка. Смерть наступила в ходе операции по поводу быстро развившегося перитонита. Студент — назовем его М. — признался, что в преддверии выхода в клиническую практику больше всего боится именно такой ситуации, и что чувствует себя совершенно к ней не подготовленным. Надо сказать, что это большая смелость со стороны М. — попросить такой сценарий. Мне очень хотелось отозваться и помочь ему, хотя к такому сценарию именно с этой группой мы не готовились.

Короткий взгляд на Назира, работавшего со мной в тот день и уже сыгравшего мужчину, завершающего комплексное лечение рака кишечника, пациента с впервые диагностированной системной красной волчанкой и папу этого же ребенка, но выжившего и находящегося в реанимации, — дал мне понять, что он ко всему готов. М. получил уникальную возможность прожить ситуацию, которой так боялся, в безопасной учебной обстановке, получить не только реальные эмоции и реакцию пациента, но и взвешенную обратную связь о том, как на пациента влияли его слова и действия. Изменив совсем немногое, слегка переставив «ходы» местами, М. смог при повторной попытке получить другой результат, более управляемые эмоции пациента, возможность не растеряться, оставаться профессионалом и действенно проявить сочувствие.

Как потом признался М., он пережил самый большой ужас и одновременно самое большое счастье за все последнее время своего обучения. Без высочайшего профессионализма симулированного пациента это было бы невозможно. Готовность мгновенно погрузиться в такую трудную роль, быстро и точно взвесить силу своей реакции так, чтобы она не была разрушительной для студента, но в то же время помогла ему научиться, умение входить в роль и выходить из роли буквально «по щелчку» и одновременно отследить свои чувства, чтобы честно сказать о них в обратной связи — все это составляет мастерство симулированного пациента. А потом в ответ на мою похвалу скромно сказать: «да ладно, это просто моя работа».

Назир, я аплодирую стоя, это было блестяще!

 

 

 

Реклама