литературные ассоциации

by asonkina

Вот тут и матушка принималась

Речь полковника Воротынцева перед Эстляндским полком, собравшемся отступать после двух дней страшного боя с огромными потерями и необходимого для закрытия опасной дыры во фронте. Начало Первой мировой войны. Воротынцев пытается найти слова, чтобы вдохновить выгоревших солдат к наступлению — и ни царь, ни союзные соглашения, ни Бог не кажутся ему подходящими для призыва наступать на немцев. (А.Солженицын, Красное Колесо, Август 14-го, книга 1, глава 36):

И оставалась — Россия, Отечество. И это была для Воротынцева — правда, он сам так и понимал. Но понимал и то, что они не очень это понимали, недалеко за волость распространялось их отечество, — а потому и голос надломило бы неуверенностью, неправотой, смешным пафосом. <…> Речь — не сочинялась. Но оглядывая тяжелые, усталые, хмурые лица, он себя самого затолкнул туда, под потные скатки, потные рубахи, под ремни, набившие плечо, в сапоги, пылающие немытыми ступнями. И приняв «смирно» и отдав «вольно», стал говорить не звонко, не бойко, не рявкая, а с той же усталостью и несдвижностью, как они себя чувствовали… <…> Вот так, не приказывал, не грозил — объяснил. И лица угрюмые, неуговоримые — вдруг пересветлели все пониманием… <…> «Вызываю ТОЛЬКО охотников! Пер-вая шеренга!» <…> И — все шесть шагнули дочиста. <…> И хотя понимая, что радоваться нечему, неприлично, некместно, всё ж заорал Воротынцев: «Славно, Эстляндский полк! Не оскудела матушка Русь!». Вот тут и матушка принималась…

Своевременность в общении

Врачи всегда очень торопятся. Это понятно — у них очень много работы и всегда недостаточно времени. И как мы ни стараемся организовать работу, распределить часы, управлять временем — эта спешка проникает гораздо глубже в наш стиль общения, чем мы подозреваем. В общении с пациентами мы торопимся: уточнять детали, отсекать ненужное, донести главное. Часто у врача есть важное послание, которое он торопится донести до пациента: диагноз ли, поставленный слету при первом взгляде на сыпь или травму, опровержение диагноза, с которым пациент пришел, заверение в безопасности состояния или наоборот — в срочности и обязательности определенных действий. Призыв к наступлению. Врачу кажется, что это — заключение, рекомендация, совет — главное, зачем человек пришел, к этому и надо поскорее прийти.

Между тем, логика (психология, если хотите) пациента устроена иначе. Солдат побит, голоден, напуган и не понимает расположения войск и задач большой армии.

Часто на тренингах мы спотыкаемся о непонимание или недоверие пациентов к заключениям и рекомендациям, сделанным в ходе беседы преждевременно — слишком рано. Когда в начале разговора, когда еще не заданы вопросы, уже даются ответы. Как доктор может знать, что со мной, если я ничего не рассказал? Как он может говорить, что это нестрашно, если он не знает, чего именно я боюсь? Как я могу согласиться на какие-то срочные действия, если я не понимаю, что со мной происходит? И чем важнее информация для пациента, тем больше восприятие ее зависит от своевременности ее озвучивания и от подготовленности к ней. А чем важнее она для врача, тем больше опасность не донести ее до пациента из-за спешки «причинить добро».

Сказал бы про Россию-матушку слёту, вышло бы фальшиво, не услышали бы.

Интересно, что помогает в восприятии важной информации — подготовка и последовательность. Все то же, не воспринимаемое преждевременно, может быть очень ценно, когда дано вовремя. Я всегда говорю на тренингах, мол, «вы можете сказать пациенту все, что угодно — если подготовите его к этому и не поторопитесь». Даже про — царь, Бог, отечество… А как подготовить?

Эмпатия

Навыков, помогающих подготовить пациента к важной информации и улучшить ее восприятие, — много. Один из них, про который мне напомнил этот отрывок из Солженицына, называется — эмпатия. Сочувствие. Да, именно как навык, а не как что-то, что либо есть, либо нет. Я теперь точно знаю, что это есть — практически у всех. Просто глубоко спрятано или не умеет быть выражено.  «Я вижу, вы очень взволнованы». «Вы, наверное, устали». «Да, это трудно». «Должно быть, очень тревожно думать об этом». По сути это зашифрованное послание: я хочу понять вас, чтобы потом предложить вам понять меня. Себя самого затолкнуть туда, под рубахи, под ремни.

Эмпатия очень ценится пациентами. Не буду сегодня много об этом писать — есть разные мнения — но в исследованиях регулярно выявляется, что пациенты очень ценят эмпатию со стороны врачей. Эмпатия формирует доверие. Я доктору небезразличен, а значит, он плохого не посоветует. Эмпатия делает общение личным. Доктор меня понимает, значит, он лучше знает, как меня вылечить. Эмпатия создает равенство. Доктор не использует свою власть надо мной, но общается на равных.

Тогда и матушка принимается.

 

 

Реклама