Начало: продолжение

by asonkina

Всем здравствуйте, я — Анна Сонькина-Дорман.

Из описания вверху страницы вы можете увидеть, что речь в данном блоге пойдет об обучении медицинских профессионалов навыкам общения с пациентами. Назвать это как-то короче и привлекательнее не получается: просто «навыки общения» — это кого с кем и где? «навыки общения в медицине» — это как врачу с пациентом общаться или наоборот, как пациенту с врачом? или вообще как всем медикам с начальством или коллегами? А нужно, чтобы было предельно ясно, что это — навыки общения медицинских профессионалов — врачей, медсестер, фельдшеров, соцработников, клинических психологов — с пациентами. Communication with patients in healthcare, словом.

Началось все с моего знакомства с Верой Васильевной Миллионщиковой и вхождения в мир хосписной и паллиативной помощи. Работа в хосписе, совмещаемая с обучением на педиатрическом факультете тогда еще Российского государственного медицинского университета, вела меня к поиску дополнительного образования — и самообразования — в области паллиативной помощи детям. С помощью Гали Чаликовой — первого директора фонда «Подари Жизнь» — я смогла стать студенткой Кардиффского университета (Великобритания) и по прошествии трех лет получить Диплом по паллиативной медицине. До, во время и после этого было много разной учебы и разной работы, а порой и просто усиленных устных и письменных размышлений, связанных с паллиативной помощью (кому интересна моя пестрая и нелепая профессиональная биография, гугл помнит все). О помощи тяжелобольным и умирающим детям и взрослым, с онкологией и без, дома или где-либо еще, нуждающимся в таком подходе и такой заботе, которых только, на самом деле, они и достойны, как достоин и любой живой человек.

Через все эти учебы, работы и размышления красной нитью проходила тема общения. Надо ли сообщать больному смертельный диагноз? Ответ, оказалось, кроется в общении. Как врачу (медсестре, соцработнику) уберечься от эмоционального выгорания? Ключ — в общении. Что делать с просьбами об эвтаназии? Как предотвратить внезапные события и решения, приносящие больному еще больше страданий и уводящие его от места, которое он бы выбрал для собственной смерти? Все дело в общении!

Меня учили навыкам общения в практических сессиях с симулированными пациентами в Кардиффе — кроме этого было тоже много про общение, но только теоретического. Я должна была сообщить подростку с саркомой Юинга, что у него рецидив. Должна была вывести из отрицания маму, у ребенка которой диагностирована атаксия-телеангиоэктазия. Должна была рассказать молодому отцу, что его родившийся вчера долгожданный младенец оказался с синдромом Дауна. Все это — на глазах группы и преподавателя, и после всего этого — обсуждение и обратная связь. Как чувствовал себя пациент? что он услышал? что понял? в каком состоянии уйдет от тебя? Я получила от этих сессий очень много, но главное — абсолютное убеждение в том, что эффективное общение — центральный аспект оказания помощи, и что никакие правильные установки, свойства личности или опыт на самом деле — к великому сожалению — не учат этому.

Я пыталась — по мере сил — поделиться этим бесценным опытом и умениями с коллегами — с теми прекрасными людьми вокруг меня, которые почему-то берутся за помощь беспомощным, лечение неизлечимых, утешение безутешных. Не могу не сказать, что главными вдохновителями для меня стали сотрудники и помощники проекта помощи больным БАС (см. гугл) при Марфо-Мариинской обители — люди, делающие невозможное, и при этом сказавшие мне — мне! — «Аня, учи нас!».

Я так люблю учиться, что не могу никого учить, не научившись сначала тому, как учить. Так появился и больше не исчезал из моей жизни Джонатан Сильверман — следующий мой большой учитель.

Я искала просто в гугле просто введя «Train the trainers communication skills in medicine» — где-то в странствиях (конференция? стажировка?) по Европе или Великобритании я услышала, что это так называется: «тренинг тренеров». Поиск привел меня очень быстро к сайту организации под названием European Association for Communication in Healthcare —  http://www.each.eu/, на котором было написано, что курс для тренеров состоит из нескольких частей, и дано расписание этих частей на следующие два года. Без особой надежды я написала туда с вопросом, можно ли мне на этот курс, и получила ответ лично от Джонатана, что не только можно, но и очень ждем, только, пожалуй — для вас из России, где, как мы знаем, не очень развито обучение общению — в определенной последовательности, если вас не затруднит. Позже я узнала, что Джонатан — профессор Кэмбриджского университета, создатель и руководитель Отделения навыков клинического общения медицинской школы, один из авторов модели, которую я теперь активно использую, и вообще всемирно известный в мире communication teaching гуру — безумно смешной небольшого роста лысый с большим носом гений педагогики.

Дальше подробно рассказывать, наверное, не нужно. Важно, что я окунулась с головой в эту всемирную паутину — кто где как кого чему учит в плане того, как общаться с пациентами. Я прошла курсы, заказала и изучила все книжки, была на стажировке у Джонатана в Кэмбридже и организовала в Москве рекрут и обучение симулированных пациентов, которые теперь — моя прекрасная команда. Начала разрабатывать и проводить тренинги для врачей в Москве, которые, судя по всему, очень нравятся участникам и заказчикам (руководителям организаций).

Об этих тренингах и о том, что мы все — я, моя команда, участники — переживаем и чему учимся на них, и будет этот блог.

Дело в том, что большинство из нас никогда не заглядывали глубоко в сферу общения между людьми, взаимоотношений, взаимного удовлетворения в контексте нашей клинической практики. Я использую методы и привожу доказательства, привезенные из Европы, США, Великобритании и Канады, а участники приносят свой опыт и свои переживания, свои зажимы и угловатости, свои успехи и открытия — свои чувства и переживания. На этих сессиях, — которые пока только совсем чуть-чуть затрагивают вопросы паллиативной помощи, а по большей части посвящены базовым навыкам общения, необходимым в любой клинической ситуации, — происходят такие интересные и удивительные вещи, что ими просто грех не поделиться. Вещи, одинаково полезные и поучительные как для врачей, так и для пациентов — всех, кто сталкивается с медициной в России. Но я даже думаю, честно говоря, о большем: на сессиях удивительно наглядным образом вскрываются вещи про общение между людьми вообще, даже за пределами медицинского контекста. Я часто думаю, что вот оно, вот та рефлексия, которой так не хватает нам, русским, при всей прекрасности души не умеющим улыбаться, здороваться, просить прощения, прощать, проявлять уважение — словом, позволять человеку, общающемуся с нами, чувствовать себя человеком. Поэтому я и решила писать этот блог, и да простят мне все, кто с чем-либо в нем не согласен.

Вот оно начало. Начало, которое — продолжение. Продолжение моей любви и преданности Вере, Гале и другим, призвавшим меня в числе многих других хотя бы чуть-чуть изменить жизнь к лучшему.

Реклама